Кузнецов Алексей Викторович (alexzgr1970) wrote in ru_downsyndrome,
Кузнецов Алексей Викторович
alexzgr1970
ru_downsyndrome

Categories:

В Цигломени родители в детском саду ополчились на семью с особым ребенком

20 октября 9:09 Из газеты Семья

«…Недавно узнала, что в группе у нас появилась новая девочка с инвалидностью. С виду не видно, что с ней. А вдруг она эпилептик или ещё что? Не должны разве спрашивать у других мамочек – согласны ли они, чтобы ходил в группу больной ребёнок? И ещё водит её только папа. Маму ни разу не видели. Либо один воспитывает, либо матери лень…»

Этот пост появился недавно в одной из интернет-групп Архангельска. Провисел он всего несколько часов, но собрал рекордное количество комментариев.

— Мне показала пост сестра. Это про нашу девочку написано. Маша – моя племянница (имя изменено. – Прим. авт.), недавно пошла в садик, – рассказывает Елена. – Какая у меня была реакция, когда я это прочитала? Стало обидно…

Садик, о котором идёт речь, находится в Цигломени.

— Наверное, у нас тут замкнутое пространство, – говорит Елена. – Столько злобы… На детей с инвалидностью разве что пальцем не показывают… У меня тоже сын особый. Максиму семь. У него ДЦП и глухота. Из-за таких вот «мамочек» мы гуляем только у своего подъезда. Сколотили сами из старого дерева детскую площадку…

Елена переживает и за сестру.

— Она хорошая мама! Ей рожать со дня на день. Муж помогает – дочку сам водит в садик. Но даже это в вину поставили: «Мать лентяйка!» Как такое можно написать?

Родители в Цигломени разделились на два лагеря – на тех, кто поддерживает семью с особым ребёнком, и тех, кто считает: «Инвалид – сиди дома!»

— Так и пишут: «Не место вашим детям в саду!» Хотя уже и собрание провели, всё обсудили – администрация садика встала на защиту Маши. Но я боюсь, что всё равно за спиной будут судачить. И по Цигломени слух пойдёт – с особыми детьми лучше не общаться. Я как мама ко всему привыкла. А за малышей душа болит.

Максиму с садиком, по словам Елены, повезло. Он ходит в группу Архангельского многопрофильного реабилитационного центра. Общительный и весёлый мальчик. У него много друзей.

— Но мы не сразу туда попали, – вспоминает Елена. – Максима вначале определили в группу для неслышащих детей, он там пробыл всего полчаса, и мне объявили: «Забирайте назад». Я была в шоке…

Никакой сад нас не принимал больше. Только на занятия к дефектологу брали. И уже потом я сама нашла этот центр. И нас, к счастью, туда взяли. На будущий год – школа. Куда мы пойдём? Не знаю…

По словам Елены, её самое большое желание – чтобы в Цигломени поняли, что особые дети такие же, как все.

— Хочу, чтобы чаще проводились общие мероприятия, чтобы дети играли вместе, – говорит Елена. – Если они растут «за заборчиком», изолированно друг от друга, то никогда не будут дружить. А наши малыши тоже хотят гулять на детских площадках, но их туда не пускают, – констатирует Елена.

По её словам, она много раз сталкивалась, когда «мамочки» при появлении Максима демонстративно уводили малышей в сторону.

— Мы уже и на улицу стараемся выходить, когда никого рядом нет, – рассказывает Елена. – Максим многое начинает понимать. Он хоть и не разговаривает, но сообразительный. И когда ко мне подбегает ребёнок на улице и спрашивает: «А он что у вас – дурак?» – Максим не слышит, но видит реакцию… Хотя дети, которые так спрашивают, не виноваты. Это родители им не объяснили.

Признаётся, что первое время настолько была подавлена из‑за такого отношения, что не могла никому рассказывать о своих проблемах.

И только, когда познакомилась с мамами из АРГИМОЗ – региональной организации помощи родителям, воспитывающим детей с инвалидностью, множественными органическими и редкими генетическими заболеваниями, – почувствовала в себе силы.

— Никто не застрахован от инвалидности. ДЦП, глухота – это особенность, а не зараза. Так давайте просто будем людьми, – говорит Елена. – И просто будем терпимее и добрее…

Наталья Костина, председатель АРГИМОЗ

– То, что произошло в Цигломени – банальная невоспитанность взрослых. Дети с самого раннего возраста впитывают то, что слышат от родителей. Я думаю, если бы та мамочка просто поговорила с родителями девочки, то страхи бы развеялись. Возможно, нам как НКО надо самим больше рассказывать о том, что инвалидность – это не какая‑то чума… Больше проводить уроков доброты в Цигломени. Может, в садик этот приехать.

Ситуацию обсуждали и у нас, в АРГИМОЗ. Конечно, мамы переживают. Особенно те, кто ещё на первых этапах принятия своего ребёнка. Когда родительский стаж побольше, то косые взгляды и реплики в свой адрес вопринимаешь уже более спокойно. Я сама прошла через все эти этапы. И поняла один из важных моментов – социализация необходима. Если мы сами не выйдем на улицы города со своими детьми, то нас так и будут «бояться».

К сожалению, особенности другого могут стать поводом для травли – это серьёзная психологическая травма для любого ребёнка. Задача взрослых – вовремя это пресечь. Детям надо объяснять, с детьми надо разговаривать. Если взрослые сами негативно высказываются о людях с особенностями, то и дети это усваивают и копируют.

http://pravdasevera.ru/-foedt9ao?utm_source=facebook.com&utm_medium=social&utm_campaign=inogda-dazhe-verish--chto-my-stali-terpime&fbclid=IwAR30auiaT4x4VbDTf0gqi25R52bqHtV1tahZvTBeSlrBpQnUg9oS7CajWxI

Tags: дискриминация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments